Смолина Алёна Сергеевна
учитель русского языка и литературы
Лаубган Маргарита Владимировна
ученица 6 класса
МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №10» г. Шадринск Курганской области
Свидетельство о публикации в электронном СМИ: СН №45613
Всероссийский конкурс «Наследники традиций», в рамках проекта «Культура для школьников»
Наименование конкурсной работы: «Мифы и легенды Зауралья»
Итоговая оценка: 1 место,  84 баллов(-а)
Диплом Всероссийского конкурса, бланк: ЕН №45613


Приложение

Легенда № 1
Скоморошины
“ТАМ ЧУДЕСА, ТАМ ЛЕШИЙ БРОДИТ…”
(мифы и легенды зауральских лесов)

Воистину, всякие чудеса случаются на свете. Никто из нас не может предугадать, что может с ним приключиться, тем более, если забрёл человек в дикий лес. Страшно в лесу. Сурово глядят неприступные сосны. То там, то здесь слышатся странные шорохи. Кажется, порой, будто кто-то прячется за пеньком, высматривая зловещим взглядом.… Брр!
Ходит легенда, будто в лесах курганских странные существа водятся. Вроде и на людей похожи, а кто ж их разберёт…
Шёл однажды грибник один по лесу. Никому не мешал, червивые синявки ковыряя. Вдруг откуда ни возьмись, является ему некто. По пояс раздетый, на животе – ложка деревянная висит, на ногах – ботинки страшные. Изумился грибник, да спрашивает:
– Ты кто?
И молвит существо голосом человечьим:
– Я – совесть здешних мест!
Испугался грибник, задрожал, аки лист осиновый. А существо и говорит ему:
– Вот ты лешему-то как, поклонился?
– Нет…
– Так поди поклонись!
Тут мужика такой страх взял, что он и лешему дары принёс, и клятвенно обещал в лесу отныне не гадить да не мусорить. Уходил из леса с чувством глубокого просветления…
А в другой раз, говорят, тоже видали в лесу существо странное. Вроде и похож, а кто знает… Явилось то существо перед грибниками и молвило голосом человечьим:
– Люди добрые, вы туда не ходите!
И рукой машет вправо. А в той стороне, говорят, место чудное есть. Стоят там столбы отёсанные, на столбах на тех знаки странные и лики чьи-то вырезаны. И всякого, туда забредшего, такая оторопь берёт, что бежит он оттуда сломя голову. А по ночам там такие крики слышны, что всё живое в ужасе хоронится…
Но грибники любопытные попались, вопрошали:
– А что там?
И отвечало им существо голосом грозным:
– Не вашего ума дело!
И исчезло неведомо куда. И ушли грибники в глубокой растерянности, и отбило у них охоту в те места забредать…
А люди вещие говорили, что уж больно то существо напоминало общинника Милояра.
(Легенды собирал Светлояр,
жрец-хранитель общины “Родолюбие”)

Легенда №2

Давным-давно, говорится в книге “Тобольская Губерния”, когда наш край заселяли полудикие племена, жил на месте нынешнего Кургана некий татарский хан Кадыр, потомок знаменитых мурз Золотой Орды. Его юрта стояла на крутом берегу Тобола, у живописного Алгинского яра. У хана была дочь неописуемой красоты. Он очень любил ее. Но судьбе было угодно оборвать жизнь юной красавицы. Она умерла. Убитый горем отец решил похоронить ее на самом красивом месте в Алнгинском урочище. Он согнал сюда своих слуг и приказал им горстями насыпать землю на могилу дочери. Вырос высокий холм. Вместе с покойницей в нем было зарыто большое количество золота, серебра и разного добра, которым владела при жизни дочь хана.
Так возник Царев Курган. Он считался священным местом у кочевников. В течение многих веков они обходили его стороной, стараясь не нарушить сон, спящей красавицы. Вскоре о Царевом Кургане прослышали русские землепроходцы, т.к. стали ходить слухи, что в нем зарыт клад. На поиски этого клада отправилась ватага смельчаков. Им на каждом шагу грозила опасность от кочевых народов. Но они рискуя жизнью и свободой, пробирались все дальше в степь, пока не достигли знаменитого кургана. И когда они были уже у цели и начали разрывать Курган, на них неожиданно напали киргизские наездники – одних убили, других увели в плен. Через некоторое время образовалась новая артель кладоискателей. Их постигла та же учесть и третью и четвертую уничтожили кочевники. Многие русские удальцы погибли на полдороги, не добравшись до священного места.
…Была летняя чудесная ночь, когда очередная партия кладоискателей подкралась к священному Кургану. Кругом стояла такая тишина, что слышно, как комар, пролетая, хлопает крыльями. Ни одна травинка не шелохнется. Кетмень врезался в твердую землю. Раздались глухие удары. Они нарушили тишину, потревожив сон степной красавицы. Загремел гром. Яркий свет озарил грабителей. Вокруг них разлетались огненные стрелы, и из глубины Кургана выехала золотая колесница, запряженная двумя белыми лошадьми. В колеснице сидела ханская дочь в богатом татарском наряде. Волосы ее были распущены. Головной убор украшали драгоценные камни. На руках светились бриллианты. Рассыпая изумрудные искры, колесница быстро унеслась на запад и вместе с девицей – красавицей утонула в водах Чухломского озера.
Кладоискатели продолжали поиски. Но золота в Царевом Кургане так и не нашли – они исчезли вместе с ханской дочерью…
В к. 18 в Царев Курган стал местом народного гуляния в так называемый Троицын день. Сюда стекалось множество людей из города и близлежащих деревень и, по заветному обычаю, гуляли до глубокой ночи: водили хороводы, боролись, устраивали разные игры. Казалось бы, люди забыли, что под ногами у них лежит золотой клад… Летом 1959 и 1960 г.г. Южно-Уральской археологической экспедицией и курганским краеведческим музеем проводились раскопки знаменитого Царева Кургана. Раскопки показали, что Царев Курган был действительно могилой какого-то могущественного скифо-сарматского племени. Она сооружена примерно 2 с лишним тысячи лет назад, т.е. до н.э. Среди вещей, найденных в ней, были бронзовые наконечники, бусы, кинжалы, топоры, шилья, браслеты, обломки глиняной посуды, кости человека и домашних животных. В настоящее время эти вещи хранятся в Курганском краеведческом музее.

Озеро Акулинкино (Притобольный район)
Жила давным-давно, может быть 200, а может быть и больше лет тому назад, в Утятке девица Акулина. Собой была пригожа, нрава доброго да угодливого. Взял её в жёны богатый жених. Жить бы да радоваться, да вот беда – невзлюбила свекровь сноху за бедность. Ступит Акулина – всё не так, сварит суп – свекровь ложку бросает. Учи жену – наказывает сыну. Часто попадало от мужа Акулине, и знал он, что не дело мучить жену, да только перечить матери не смел. Всё терпела кроткая Акулина. Но однажды её терпению пришёл конец. Вышла она росистым летним утром на берег любимого озера, взглянула в последний раз на ясное солнышко, на зелёный, облитый утренним багрянцем бор, на обсыпанный полевыми цветами луг, на дальний берёзовый лес, да и бросилась в озеро, утопила в нём своё неизбывное горе. И стала в нём вода чистая, прозрачная, как горючие Акулинкины слёзы. С той поры и зовётся оно Акулинкино озеро.

Река Богатик (Белозерский район)
В числе первых жителей посёлка Першино был одинокий детина Пантелей. Решил он поискать клад в Першинском кургане. Вот на Иванов день в полночь зашёл Пантелей на вершину кургана. Ночь была тёмная. Стал Пантелей копать, вдруг слышит позади сильный лошадиный топот. А обернуться — клад уйдёт. Пантелей и копает. Топот стих, но поднялся сильный шум от порыва ветра. Скоро затих ветер… Вдруг затрясся весь курган. Чуть не упал Пантелей. И не успел опомниться, как ослепило его огненным светом, вырвавшимся из ямы, которую он копал. Лопата выпала из рук Пантелея, он стоял весь в пламени. Из пламенного свет перешёл в белоснежный и туг из ямы тихо-тихо выкатилась золотая карета. В ней сидела девушка с распущенными волосами. В этот миг Пантелей должен был схватить карету и крикнуть: «Чур моя». А он стоял как зачарованный. Карета помедлила уходить, но потом быстро покатилась по склону кургана и скрылась вдали.
Утром сошёл Пантелей с кургана и увидел след кареты. След этот превратился в речку и люди назвали её Богатик. Так в ней скрылось богатство, которое упустил Пантелей.

Река Глядяна (Притобольный район)
Во второй половине 18в. на берегу реки появились первые избы переселенцев. Гонимые хозяйской немилостью, уходили они сюда. Здесь были богатые пастбища, вдосталь строительного материала, рыба, звери, камни, леса. Частые набеги Кучумовой орды объединяли людей. На берегу реки стояла сосна, которая служила стражем деревни. Постоянно на ней находился страж (часовой), который «глядел», прикрывшись рукой, не идёт ли враг, не возник ли пожар, всё ли в деревне гладко. От названия сосны, с которой «глядели» и получила название д. Глядянка (позднее село), а река стала называться Глядяной.

Озеро Домнино (Частоозерский район)
Жил на берегу озера богач, которому вся деревня в ноги кланялась, лютый. У него сирота жила, Домнушка. Скромная, приветливая, послушная. Родители умерли с голоду. Сначала она с сумой по деревням ходила, а когда ей 8 лет исполнилось, взял её к себе богач Пров Кузьмич. За гусями, ребятишками смотрела. Исполнилось ей 15 лет. В этом году хозяин нового батрака нанял. Был Фёдор из соседней деревни, красивый сильный. В работе ловок. Любил петь. Вот они и подружились, как запоют, любо. Полюбили они друг друга. А зимой поехал Фёдор за сеном и не вернулся. Памяти лишилась Домнушка. Шло время, но не забывалось горе. Стал домогаться её хозяин. Однажды на пасху все ушли в церковь, а хозяин вернулся и одолел её. Возненавидела его Домнушка. А утром убежала, устроилась батрачкой к вдове. Оказалась беременной, не снесла позора и утопилась в озере, которое и стали звать Домнино.

Озеро Донки (Белозерский район)
Давным-давно это было. Говорят, в России на р. Дон жил богатырь среди казаков. Русский царь приказал холопам схватить его и доставить в Москву. Привезли холопы богатыря к царю.
— Покажи свою удаль, молодец! — сказал царь.
Ну, казак согнул ось от телеги, разогнул подкову, разложил кряж пополам…
— Оставайся при дворе служить – приказал царь.
— Отпусти, батюшка, на волю – взмолился богатырь!
Не отпустил царь казака, больно красив да статен был силач. Заперли его в подземелье. А он ночью взломал чугунную решётку и бежал в родные леса на Дону. На всех царских заставах поднялась тревога. По всей России начались поиски. А богатырь забрал семью и на Волгу подался, потом на Урал. Но и тут его преследовали. Тогда он бежал в Зауралье, скрылся в зарослях Тобола. Сколько ни рыскали царские псы, не нашли его. Однажды зимней ночью, когда в степи бушевала вьюга, к озеру прибились кочевники: татары, казахи. Они туг всегда зазимовывали. И вот утром кочевники увидели: посреди озера в густых зарослях стоит огромный дом, из трубы дым налит, вокруг дома стоят сараи, пролегла стеной изгородь. Познакомились кочевники с русским богатырём, кунаками стали.
– Расскажи — говорят старики – как дом строил! Из камыша. А сараи, крышу? Из камыша, изгородь тоже… – А дочку когда сватать можно? У богатыря было З дочери. И все красавицы невиданные, в отца, да в мать свою рукодельницу – казачку. Выдал силач первую дочь за лучшего чабана-казаха. Вторую – за самого смелого охотника-татарина. А третьей мать говорит: — Останься, Донюшка, с нами. Нам грустно будет одним без тебя. Осталась. Сватали степные богатыри Доню, а красавица всем отказывала – так она любила мать и отца, что не могла их оставить. Тогда какой-то шайтан выкрал у них дочку. Мать подумала, что она заблудилась на озере. По утрам выезжала на лодке и кричала — Доня, Донюшка ясноокая! Откликнись!
Всё лето слышался голос женщины, потерявшей от горя рассудок. — Доня! Откликнись! Эхо разносило слова по камышам. — Дон-ки! Дон-ки!
Ушёл русский богатырь помирать на родину. А кочевники с тех пор и прозвали озеро Донки.

Озеро Крутали (Кетовский район)
В давние времена из глубинных улусов Тургайских степей пролегали охотничьи тропы – сакмы в Илецкий бор. Они тянулись через ковыльные степи, мелкие перелески, меж пустынных и безымянных озер. У одного из них, в 20 верстах от Илецкого бора любили охотники – казахи сделать последний привал под могучей кроной одинокой ивы. Курталь и означает — одинокая ива…
Во второй половине ХVII в. русские старожилы «наносят на чертеж» большое озеро Курталь. В 1770 году и крестьянин дер. Шатрово Исецкого пригорода (волости) Игнатий Логинович Неустроев переселился на земли «Курганской слободы» и завел вновь деревню Куртальную близ озера Курталь. К деревне приселились крестьяне из Утяцкой слободы и дер. Чесноковой. Под этим названием и встречается в архивных документах 60-х годов ХIХ в. озеро Курталь и дер. Куртальная. По ошибке ли канцеляристов или по прихоти чиновника, усомнившегося в правильности названия деревни, кто-то «начертать изволил» поверх зачёркнутого слова более благозвучное название «Крутали». Однако смысловое значение названия при этом в корне изменилось.

Озеро Медвежье (Петуховский район)
Есть несколько легенд о названии озера Медвежье. Одна из них повествует о старом, хромом и израненном медведе, который был видимо, очень несчастен и решил покончить счёты с жизнью. Однажды он вышел из дремучего леса на берег, залез в воду. Но как ни старался мишка с головой окунуться в стихию, соленый раствор выталкивал грузное тело на поверхность.
Три дня опечаленный зверь тщетно пытался погрузиться на дно. Наконец, он покинул озеро, и странное дело: хромоту как рукой сняло. Один из охотников, свидетель этого чудесного исцеления, рассказал об этом другим.

Озеро Салтысарайское (Белозерский район)
Были наши места глухие, звериные. Жили в них татарские орды, неспокойные, дрались друг с другом. Жили тогда три брата. Были они князьями своих родов. У каждого была своя военная сила, храбрая да воинственная. Старшего звали Салтысарек, среднего Першик, а младшего Ниап. Вот раз напала на них вражья сила таких же ордынцев. Шибко бились братья, не уступали врагу. Но враг был сильнее, и победа осталась за ним.
Первого убили Салтысарека, потом второго брата Першика, а третий брат Ниап убежал в тайгу Боровлянскую и там долго скрывался, но враги следили за ним, нашли и утопили в лесной речке. Она и получила его имя — Ниап. У Першика был зять — Тебеняк. Он сражался вместе с тестем и тоже погиб.
Остатки верных воинов похоронили Першика и на его могиле насыпали большой холм, который стал называться Першинским. Зятя Тебеняка похоронили на берегу реки. Вот и пошли названия: озеро Салтысарайское и село того же названия, бугор Першинский и с. Першино, речка Тебеняк, лесная речка Ниап.

Озеро Татарское (Мокроусовский район)
Давным-давно с востока двигались татаро-монгольские орлы. Войско хана Батыя не оставило в покое и семьи деревень. Частые набеги, угон девушек в неволю, убийство, издевательство. Всё это привело в гнев население общины. И мужчины вооружились, встретили отряд татаро – монголов у озера. Прошла битва. Монголы были разбиты. А героев битвы схоронили, после чего озеро, у которого произошла битва, стало называться Татарским, а село Могильным.

Озеро Убиенное (Юргамышский район)
Окунёвский уезд до середины ХVIII в. непосредственно граничил с землями Казахстанской орды и неоднократно подвергался нападениям со стороны феодалов-кочевников.
Название озера «Убиенное» говорит об одном из таких нападений, а, следовательно, и сражении, которое произошло около него. Оно, очевидно, было очень крупным, с большим количеством убитых, отчего озеро и получило такое название, которое унаследовала и основанная на его берегу деревня.

Озеро Чухломское (Кетовский район)
На левом высоком берегу р. Тобола, на живописном месте Алгинского яра (Алгинский — с татарского значит знаменитый, отменный), где была первоначально основана слобода Царёво Городище, в древности имел свою юрту знаменитый татарский хан. В семействе его была красавица-дочь. Судьбе угодно было в юности прекратить жизнь её. По смерти отец похоронил милое дитя вблизи своего жилища и над могилою приказал посыпать высокий Курган.

 

Озеро Чухломское (Кетовский район)
На левом высоком берегу р. Тобола, на живописном месте Алгинского яра (Алгинский — с татарского значит знаменитый, отменный), где была первоначально основана слобода Царёво Городище, в древности имел свою юрту знаменитый татарский хан. В семействе его была красавица-дочь. Судьбе угодно было в юности прекратить жизнь её. По смерти отец похоронил милое дитя вблизи своего жилища и над могилою приказал посыпать высокий Курган.

Шадринск. 
Долгое время в Шадринске рассказывали о Божьем суде над купцом Вагиным. Он застал жену со своим же бывшим управляющим и убил изменщицу, нанеся ей множество ранений (по разным данным – до 27). Учтите, это XIX век, когда муж действительно имел право убить неверную су-пругу. Суд оправдал Вагина. Он испытывал муки совести и пережить свое преступление не смог. Когда случился большой пожар в Шадринске, Вагин задохнулся в дыму – его настигла Божья кара. А после пожара якобы нашли шкатулку с завещанием – убийца отписал дом сестре убитой жены. С точки зрения православного человека, который не мог принять оправдание убийства, справедливость восторжествовала. Факт убийства использовал Мамин-Сибиряк, написав рассказ «Зверство», чуть изменив фамилию, некоторые обстоятельства, но история вполне узнаваема.
Исследованием этой легенды занималась Елена Беспокойная, научный сотрудник Шадринского музея. Оказалось, что в страшном Шадринском пожаре Вагин действительно погиб, но не убийца, а его отец. Сам же виновник остался жив. Как зафиксировано в исповедных книгах, он продолжал ходить к причастию в последующие годы вместе с детьми. А сестра жены купила дом с торгов, проходивших в Екатеринбурге. Замысел писателя понятен – показать зверство царивших нравов. Людям хочется верить в справедливость и высшее наказание, но не все наши легенды соответствуют действительности. А история поучительная, и шадринцы рассказываем ее экскурсантам.

Шадринск. 
«Мёртвая царевна»
Эту историю рассказала Валентина Леонидовна Солдатова, дочь начальника пожарной охраны. Случилось все, когда она была семилетней девочкой. 
Недалеко от Спасо-Преображенского собора строили дома для офицеров. При работах экскаватор сдвинул могильную плиту. С высоты обрыва девочка видела: кованые столбы, на цепях гроб, а в нем – прекрасно сохранившееся тело девушки. Маленькую Валю поразила толстая коса во весь рост и белое платье покойницы, обильно расшитое бусами. Работы остановили, побежали за сотрудниками музея, а он тогда находился в соборе. Всех зевак, конечно, с места происшествия удалили. Солдатова рассказывает, что ей долгие годы снилось это событие. По услышанным косвенным разговорам у нее сложилось впечатление, что это захоронение дочери купца Фетисова, а еще говорили, что при жизни эта девушка прекрасно пела.
Такая сохранность тела – дело неудивительное, в Шадринске часто хоронили в гробах из лиственницы, а это материал вечный, хорошо уберегающий от тлена. Была на этом месте и часовня. Но детские впечатления – очень ненадежная вещь, ребенок может «накрутить» вокруг реального события свое сказочное восприятие мира. Вот этот образ, как у Пушкина в «Сказке о мертвой царевне»: гроб на цепях, и настораживает.

Шадринск 
Во славу Российского флота
– Легенды о шадринских кладах и подземных ходах интригуют, будят воображение… Историки говорят, что раньше весь Шадринск можно было пройти под землей, во всяком случае, были ходы, соединяющие наши церкви. Находились люди, утверждавшие, что они проходили по ним. Есть схемы подземных ходов, два достоверно известны. Но грунты у нас мягкие, и есть большое сомнение, что такая сеть могла сохраниться.

Что касается кладов, самый известный из них – протопопоповский. Но прежде хотелось бы упомянуть о князе Мещерском – в дореволюционном Шадринске его именем была названа улица, теперь она именуется улицей Володарского. Мещерский был шадринским военным комендантом и вошел в историю тем, что превратил город в настоящую крепость, раскопал наши сарматские курганы. Из них было добыто золото, украшения, все это послали Петру I. Кое-что из этих сокровищ хранится в Кунсткамере, часть была продана, а часть подарена голландскому послу Виберу, что способствовало оснащению Российского флота. Конечно, он использовал и другие финансовые поступления, но шадринцы могут смело утверждать, что русский флот построен и на шадринские деньги.

Рогатый хранитель
– Протопоповский клад, – продолжает свой рассказ Вера Афанасьевна, – долго считался мифическим, пока в 1988 году его, наконец, не нашли. Старший Протопопов, дед, был крупным землевладельцем, имел 500 десятин земли в районе Батурино, ему принадлежали один деревянный и два каменных дома в Шадринске. Внук его бежал из города с белочехами, которые, как известно, ушли буквально за одну ночь. Отправился Протопопов-младший налегке, и земляки его были уверены: спрятал он где-то дедовские сокровища. Их начали рьяно искать в доме на углу улиц Розы Люксембург и Советской (прежние названия Церковная и Тюфяевская). Выворотили полы, перерыли чердак, простучали стены, но клада не нашли. Так вот, по городской легенде, необследованным остался подвал. Там поселился козел: бодучий, вонючий и с пресквернейшим характером. Никого в подвал не пускал – все желающие проникнуть туда нарывались на рога этого душного козла.

Постепенно горожане успокоились, клад искать перестали. В 80-е годы стали пристраивать к этому дому еще один подъезд, начали чистить протопоповский подвал, чтобы присоединить новые коммуникации. Тогда с разницей в несколько дней и нашли два мешка с теми самыми сокровищами. Вызвали милицию, потом отправили клад в Москву на атрибуцию, сейчас его часть хранится в запасниках нашего музея, один раз его выставляли. Монеты, коллекция запонок, памятные медали, печати из полудрагоценных камней – интересное, конечно, собрание. Что касается козла, разумеется, это не научное объяснение, но считается, что у каждого клада есть свой хранитель, принимающий иногда даже такой необычный вид.

Сладкие воды Исети.

Самые яркие описания города Шадринска оставил нам Мамин-Сибиряк. В романе «Хлеб» он сравнивает торговую улицу, ее дома с каменными челюстями, а Хлебную площадь – с огромным желудком, который принимает в себя это богатство – хлеб. Писатель скрупулезно, прямо-таки с фотографической точностью рисует купеческие лавки, усадьбы, самих купцов, прототипы которых легко угадываются. Есть описания страшных шадринских пожаров, когда сгорел практически весь город, обозы загоняли в Исеть, и вода в реке была сладкой – в ней растворялся сахар, погруженный на подводы. Рассказывается и об озлоблении на поляков – их считали поджигателями.
Но самое сильное впечатление производит, конечно, описание хищнического отношения к хлебу, неразумного хозяйствования, когда, одурев от предложенных цен, крестьяне сдавали все зерно на производство спирта, не оставляя даже семенного фонда.

Миф о пьянстве. Шадринск.
Что В  Шадринске было такое количество спиртовых производств, – это миф, который придумали сами о себе русские люди, что мы, дескать, самая запойная нация. В русской культуре долго не было крепких напитков, их завезли византийские купцы после открытия спирта. При дворе наших царей использовали в качестве лекарства – для приготовления настоек. На Урал и в Сибирь водка пришла вместе с дружиной Ермака – до этого местное население не употребляло алкоголя вообще. В походе настойки трав использовали для обработки ран.
По православной традиции, в пост пить нельзя, это самый большой грех, особенно в Великий пост. Если человека видели пьяным в это время, его через весь город в сопровождении толпы гнали в храм и ставили на сутки отмаливать содеянное. Весь календарь церковный был таким, что во время сельскохозяйственных работ пить было нельзя. Разрешалось употреблять спиртное всего во время нескольких церковных праздников: Рождество, Крещение, Пасха и на Дмитровскую. Плюс престольный праздник того храма, который стоял в селе. И все!
В самом Шадринске центр города был безалкогольным, запрещалась продажа на розлив. Нельзя было торговать на розлив и на крайних улицах на выезде из города – считалось важным отправляться в дорогу трезвым. Не поверите, не только в публичных домах была запрещена торговля алкоголем, но и в соседних с этими заведениями местах!
Мы нашли жалобу владельца питейного заведения, торговавшего водкой на розлив. Он пишет, что ему определили время для торговли с 11 до 16 часов, а рабочий день у людей с 8 до 18 часов. Закончив рабочий день, его потенциальные покупатели уже не могли приобрести спиртное. Ограничения продажи водки были всегда, и очень серьезные.

Если деревня или село не могли справиться со своим алкоголиком, общество писало бумагу, и его сдавали в рекруты. Жена пьянчуги могла обратиться с просьбой, забрать его в армию, потому что управы на него нет, дохода от него нет, а солдатская жена получала какие-то деньги.

Катайский район. Серебряный крыжовник
Говорят, жил в Улугушах купец второй гильдии Афанасий Михайлович Зырянов. Его денежный оборот от хозяйственно-скобяной и мануфактурно-галантерейной лавок в год составлял до 54 тысяч рублей. Кроме того, ему принадлежали 15 десятин пашни. Описывали его как невзрачного мужичка невысокого роста, щуплого телосложения, с редкими усами и бородой, волосами, подстриженными под горшок, вечно одетого в сермягу, кежовые штаны, почти всегда закатанные до колен. Ходил он с ранней весны до поздней осени босиком, а в жару носил поярковую шляпу деревенского изготовления. Незнающий человек легко мог принять его за бедняка. При этом купец держал в руках половину села.
В годы гражданской войны, чтобы сохранить нажитое, примкнул к «белым» и летом 1919 года вместе с ними ушел из Улугуш. В 30-х годах жившие в его старом купеческом доме люди неожиданно обнаружили припрятанные бывшим владельцем на «черный день» «клады» медных и серебряных монет в банках из-под конфет, а в огороде под кустами крыжовника откопали две корчаги с серебром.

Катайский район. Казанцевское золото.
По словам старожилов, жил в деревне довольно зажиточный купец, который скопил неплохое состояние и мог позволить себе целый штат прислуги. После революции, когда понял, что запахло жареным, он спешно покинул насиженное место и уехал вместе со всей семьей. Однако все нажитое забрать с собой не смог, только самое необходимое. Бытует легенда, что где-то в стенах дома, под фундаментом или около него, купец зарыл мешок с золотыми монетами. Поиски сокровища результатов не принесли, хотя местные перерыли практически каждый метр бывшей усадьбы.

Когда в советские годы о кладе почти забыли, в деревне появился молодой человек, который постоянно что-то искал вблизи развалин старого купеческого дома. Сначала на него не обратили внимания, но потом заинтересовались. Оказалось, что это потомок того купца, которому его предок рассказал о месте, где припрятал «наследство». Однако, то ли дом слишком пострадал, то ли кто-то раньше завладел богатством, но никому не рассказал, золота наследник так и не нашел.

Катайский район. Зырянка. Поповские катакомбы.
Еще один клад, если верить народным присказкам, до сих пор зарыт в Зырянке. В центре села недалеко от разрушенного храма стоит дом – добротный, деревянный, с красивыми резными наличниками. Сейчас там располагается администрация сельского Совета, а раньше, в дореволюционные годы, в нем жила семья местного священнослужителя. Он был очень богат – имел штат прислуги, разбил аллею от дома до озера, берега которого вымостил камнем и часто ловил рыбу.

Старожилы рассказывают, что как поп ходил пешком, никто не видел, но на всех службах неизменно присутствовал. Есть легенда, повествующая о потайном ходе, который вел от дома священнослужителя в церковь. После революции самые любопытные пытались найти этот проход и даже копали возле церкви. Подстегивала азарт копателей мысль о том, что священник мог там спрятать церковные реликвии или золото.

Катайский район. Золотое седло.
Рассказывают, что в давние годы проходил вблизи того места, где сейчас село Никитино, знатный хан со своим войском. И вот заболел его самый лучший полководец. Остановились татары и попытались лекари вылечить больного, но напрасны были их старания. Тогда скорбящий хан приказал захоронить своего верного друга со всеми почестями: в боевых доспехах, на коне, в золотом седле. Выбрали воины полянку, окружённую вековыми деревьями. Вырыли обширную яму и опустили в неё коня. Покрыли его дорогим ковром, шитым златом и серебром, положили на него золотое седло, надели уздечку, усыпанную драгоценными каменьями, обрядили покойного в золотые доспехи, посадили в седло и засыпали землёй. Образовался холм. На него положили плиту и покрыли дёрном, чтобы никто не нашёл могилу и не нарушил покой захороненного воина. Однако память о нем осталась и многие годы не давала покоя местным жителям.

Не один десяток любителей манящего счастья ходил на поиски золотого седла и драгоценностей. Может, и найдено было зарытое богатство, но об этом история умалчивает. Только сохранилась молва о том, как некий крестьянский сын Михаил взял кирку, лопату и отправился искать могилу полководца. Говорят, что удалось ему на закате дня найти захоронение, начал копать да устал, решил передохнуть, закурить. Высек искру, поджег табак в трубке, глянул в сторону заходящего солнца и обомлел… Выше берез, на фоне вечернего неба, на блестящем вороном коне при боевых доспехах в золотом седле сидел полководец. Его желтое лицо с раскосыми глазами расплывалось в улыбке. Напугался Михаил, бросив всё, напрямик, через валежник и кусты, раздирая в клочья одежду и царапая лицо и руки, понесся он прочь от этого места, а в след ему несся громовой хохот.
Добравшись до дома, впал незадачливый кладоискатель в забытье, стонал, кричал, потерял рассудок и только в минуты просветления рассказывал о случившемся.

с. Крестовское.
Как гласит легенда, однажды, крестьяне на окраине своей деревушки у берёзового пня обнаружили икону Усекновения Главы Св. Иоанна Предтечи. После этого икона несколько раз была уносима с крестным ходом в Маслянскую церковь, но каждый раз невидимо уходила на прежнее место. На том месте, где неоднократно появлялась икона, пробился родник. Слух об этом чуде разошелся далеко по всей России. Был поставлен огромный, в несколько саженей высоты, крест. После этого деревню стали называть «Кресты».

Через несколько лет, на месте креста была построена деревянная часовня, в которой находилась икона, а в 60-е года XIX века была заменена каменной с алтарем во имя иконы Усекновения Главы Св. Иоанна Предтечи.

Мифологический словарь.

Сварог – бог-кузнец, бог огня и семейного очага. Сварог сварганил (сварил, создал) землю. Он нашел волшебный камень Алатырь, произнес магическое заклинание — камень вырос, стал огромным бел-горюч камнем. Бог вспенил им океан. Загустевшая влага стала первой сушей. Огонь почитался в Зауралье как сила, способная отогнать болезни, эпидемии. Зажигался костёр перед каждым домом, чтобы нигде не спряталась хворь

Мать — Сыра́ Земля́. Земля считалась матерью всех живых существ и растений, средоточием плодородия. Противопоставлялась персонифицированному Небу (или богу-Громовержцу) и считалась его супругой. Небо или Громовержец оплодотворял Землю дождём, после чего она давала (рождала) урожай.

Сохранился в Зауралье культ Великой Богини – Матери Земли. В заговорах и причитаниях по умершему земля называется Матерью. Былой её культ сохранился в поверьях. В её именины – Духов день нельзя работать на земле

Домовой – (кутный бог) —  домашний духмифологический хозяин и покровитель дома, обеспечивающий нормальную жизнь семьи, плодородие, здоровье людей, животных.

Обычно домовым считался умерший член семьи, первопредок рода; умерший член семьи, который за грехи назначен Богом в услужение живым домочадцам; умерший без покаяния мужчина . Иногда полагали, что домового сотворил Бог, что он даётся Богом каждому дому. 

Лада – по мнению некоторых исследователей, божество в славянской мифологии; богиня весны, весенней пахоты и сева, покровительница брака и любви. Большинство учёных, считают Ладу плодом «кабинетной мифологии», научной фикцией.

Верным спутником Лады учёными вплоть до середины XIX века считался Ослад, так как брак и любовь всегда находятся рядом с пирами и наслаждениями 

В устной поэзии зауральцев сохранились имена добрых мифологических существ. Одно из них – Лада. Лада упоминается в игровых песнях, заклинавших любовь и брак. 

    Русалка – персонаж славянской мифологии. Один из наиболее вариативных образов народной мистики: представления о русалке, бытующие на Русском Севере, в Поволжье, на Урале, в Западной Сибири, существенно отличаются от западнорусских и южнорусских. Считалось, что русалки опекали поля, леса и воды

Леший – дух-хозяин леса в мифологии восточных славян. Леший был одним из самых популярных славянских мифологических персонажей и, учитывая современный упадок мифологической традиции, сохраняет относительную популярность и сейчас. Традиционный образ лешего сложен, многогранен и расплывчат.

Облик, в котором леший предстаёт в мифологических рассказах, указывает на его потустороннюю природу и связь с лесом. Это может быть растительное, животное или антропоморфное существо. Для лешего обычно представать в виде родственников и знакомых. Леший описывался то как гигант, то как карлик, есть поверья, что он мог изменять свой рост. Если леший одет, то в целом так же, как обычный человек. Часто его сопровождает сильный ветер, или сам он может представать им. У лешего отсутствует тень. Он может становиться невидимым. Леший обладает огромной силой. Ему приписывается всё разнообразие лесных звуков, но он может разговаривать и по-человечески.

Чаще леший представлялся одиноким существом, считалось, что в одном лесу только один леший, но в ряде мифологических рассказов лешие собираются вместе и живут семьями и даже деревнями (жена лешего — лешачиха или похищенная девушка, дети — собственные лешачата или также похищенные). Леший может изображаться имеющим степенный характер, а может, как любитель повеселиться, то он сильный и страшный, то глуповатый. Как хозяин, леший заботится о лесе, охраняет его, является покровителем лесных животных и растений.

Купала – бог лета

Название Иван Купала имеет народно-христианское происхождение и является славянским вариантом имени, поскольку эпитет Иоанна — переводится как «купатель, погружатель»[3]. Такое название праздника было обусловлено и собственно славянскими представлениями: праслав. Kǫpati обозначало ритуальное омовение, очищение, которое осуществлялось в открытых водоёмах. Поэтому, с одной стороны, именно этот глагол был применён для перевода эпитета «креститель», а с другой стороны, название праздника позже было переосмыслено народной этимологией и увязано с ритуальными купаниями в реках во время этого праздника.

 

«Мифы и легенды Зауралья»